Главная » Лекарственные растения Дальнего Востока

Дудник-Angelica. Народные рецепты

Опубликовал в Октябрь 24, 2013 – 5:00 ппОдин комментарий

Angelica ursina (Rupr.) Maxim. (семейство Apiaceae)  Дудник медвежийЗнаменитый шведский ботаник Эрик Хультен (1968) для Кам­чатки приводит те же виды дудника, что и для Аляски: дудник блестящий — Angelica lucida L. и дудник коленчато-согнутый — Angelica genuflexa Nutt., а для Магаданской области дудник блестящий. О дуднике блестящем, помимо использования его эс­кимосами как средства от морской болезни, он рассказывает следующее: «Стебли и черешки употребляются аборигенами в пищу и называются диким сельдереем. В Сибири корень носили как амулет, охраняющий от полярных медведей».

Как и в случае с ольхой, существует разнобой в названиях дудника. Хультен был знаком с флорой Камчатки не заочно, он исходил по полуострову многие километры в то время, когда еще не было вертолетов и единственным видом транспорта там были лошади. Аляскинские и камчатские растения не показались ему различными, и он отнес их, как и растения с Чукотки, к одному виду — дуднику блестящему. Однако за растениями с Северо-Во­стока Азии закрепилось название дудник Гмелина—Angelica gmelinii (CD.) М. Pimen. Специалист по видам семейства зон­тичных М. Г. Пименов (1965) считает, что в случае с североаме­риканскими и североазиатскими дудниками мы имеем дело «с географическими расами с небольшими, в основном количествен­ными, морфологическими отличиями; эти формы (может быть, не все из них) можно признать видами одного ряда (по концеп­ции Комарова) или подвидами одного вида (при широком по­нимании вида)». М. Г. Пименов для приморских районов Чукот­ки указывает дудник Гмелина, для североохотского побережья и более континентальных районов — дудник скальный — Angelica saxatilis Turcz. ex Ledeb. В. H. Ворошилов (1982) считает воз­можным рассматривать дудник скальный как подвид дудника Гмелина — Angelica gmelinii ssp. saxatilis (Turcz. ex Ledeb.) Worosch.

На Камчатке и юге Магаданской области дудники встреча­ются преимущественно в лесах из каменной березы и на лугах в приморских районах, на Чукотке — на каменистых склонах близ моря. Приуроченность к приморским районам Чукотки, Охотии и Камчатки объясняется тем, что плоды дудника распространя­ются водой и имеют для этого специальное приспособление — губ­чато-утолщенный мезокарп, называемый «плавательной тканью».

На Камчатке произрастает еще дудник медвежий — Angelica ursina (Rupr.) Maxim. — настоящий исполин с толстыми высоки­ми 2—3-метровыми стеблями, опушенными влагалищами.

Дудники — «таежные овощи». Очищенные от кожицы молодые побеги можно есть в свежем виде, а черешки листьев и молодые стебли после вываривания в кипятке для ослабления резкого за­паха— поджаривать с луком на масле. Из черешков листьев можно готовить щи, супы. Цветочные почки обычного к западу от Байкала дудника лесного — Angelica sylvestris L., отваренные и соленой воде и поджаренные, считаются изысканным блюдом, а отваренные в сахарном сиропе и подсушенные заменяют сладо­сти. Листья с черешками заготавливают впрок в сушеном виде (для заправки блюд) и солят (для супов и щей) (Черепнин, 1987).

Есть упоминание о дудниках и у известного натуралиста-исследователя Сибири, в честь которого названы многие виды ра­стений и животных, А. Миддендорфа (1860). Поскольку в ниже­следующем абзаце все взаимосвязано и насыщено этноботаническим содержанием, целесообразно привести его полностью: [Хотя самоеды вообще очень мало заботятся о растительной пище, но я нашел, что они едят Senecio palustris var. lacerata (крестовник арктический, или скученный — Senecio congestus R. Br.—совре­менное название этого обычного вида. — Прим. А. Б.), пышное растение, достигающее 1 1/2 фута в высоту и дюйм толщины. Мо­жет быть, они научились этому у своих оленей, которые очень любят это растение, но объедают только листья, а голых стеблей не трогают. Это происходит, вероятно, вследствие сильного запа­ха, который заключается в стебельной кожице. Русские поселен­цы, живущие у предела лесной растительности, называют расте­ние это, которое они очень любят, «яровые щи», но чтобы унич­тожить тяжелый дух его, снимают стебельную кожицу. Может быть, это тот же самый Senecio, который употребляется и в Кам­чатке наряду с Heracleum spondylum (борщевик сладкий Негасleum dulce Fisch — Прим. А. Б.), Ligusticum scoticum (моржовник) (лигустикум шотландский, или Хультена — обычный вид мор­ских побережий. — Прим. А. Б.) и Spiraea kamtschatica Pall. (шеломанник) (лабазник камчатский, шеломайник Filipendula camtschatica (Pall.) Maxim. — обычный компонент камчатского высокотравья. — Прим. А. Б.). С Ligusticum также сначала сни­мают кожицу, потом его мочат в воде и тогда уже варят. Не порса ли это, которую мне так восхвалял казак мой, гижигинский уроженец? Он называл мне еще другое растение — кугун. Кро­ме того, мы знаем, что в Лапландии таким же образом употреб­ляется род Sonchus’a, вместе с листьями и кореньями Angelica, известным и очень сходным с Heracleum, у которого также очень тяжелый запах. В Норвегии и Исландии Angelica (в этих стра­нах произрастают дудник лесной и дягиль аптечный. — Прим. А. Б.), как известно, разводится как кормовое растение и ценится так высоко, что против недозволенного выкапывания его сущест­вуют положительные законы»].

Один комментарий »

  • Белякова Владислава:

    мне приходилось видеть это растение но я в жизни не пробовала ничего, что приготовлено из него. Так что у меня есть большое желание попробовать сладости. Мне кажется это необычно

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.