Главная » Ядовитые растения Дальнего востока

Багульник

Опубликовал в Август 26, 2013 – 11:02 дпНет комментариев

Ledum palustre L. (семейство Ericaceae)  Багульник болотныйБагульник — Ledum L.

Семейство вересковые — Ericaceae

На Дальнем Востоке произрастает четыре вида ба­гульника (Ворошилов, 1966). Из них наиболее широко распространен багульник болотный (L. palustre L.). Это вечнозеленый кустарник 60—125 см высоты с сильным запахом. Молодые побеги покрыты густым ры­жевато-бурым железистым опушением. Листья очеред­ные, на коротких черешках, линейно-продолговатой формы с завернутым вниз цельным краем, сверху темно-зеленые, блестящие, усаженные мелкими желтоватыми железками, снизу покрыты ржаво-бурым опушением. Цветки белые, многочисленные, собраны на концах вет­вей в зонтиковидные щитки. Плод — продолговатая овальная коробочка с многочисленными очень мелкими светло-желтыми семенами с перепончатыми крыльями на концах. Цветет в июне — июле, плодоносит в июле — августе.

Багульник болотный произрастает в лесной полосе европейской части СССР, по всей Сибири и на Дальнем Востоке — в Приморье и Приамурье, на Охотском побе­режье, Камчатке, Сахалине, Командорских и Курильских островах. Растет на моховых болотах, торфяниках и в заболоченных хвойных лесах, лиственничниках. Это обычное растение верховых болот. Часто образует боль­шие, почти сплошные заросли.

Не менее часто встречается и другой вид — багуль­ник стелющийся (L. decumbens (Ait) Small.), ко­торый представляет собой приземистый стелющийся ку­старник с очень узкими линейными мелкими листьями до 2 см длины и 2 мм ширины, сверху поперечнобороздча­тыми с сильно завернутым краем, так что нижняя сторона листа почти полностью закрыта. Цветет в мае — июле. Распространен по всей арктической полосе СССР от Кольского полуострова до Чукотки, на севере европейской части страны и в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке — в Приморье и Приамурье (на гольцах в се­верной части), на Охотском побережье, Камчатке, Саха­лине, Курильских и Командорских островах. Растет в су­хих еловых лесах, на песчаных холмах, среди стелющих­ся кедровников на каменистых россыпях и на гольцах.

Ledum hypoleucum Kom. (семейство Ericaceae)  Багульник подбел (Багульник крупнолистный, ...)Остальные два вида отличаются крупными широкими листьями до 7—8 см длины и до 2 см ширины, но у багульника подбела (L. hypoleucum Kom.) листья продолговато-овальные, кожистые, снизу беловойлочные с блестящими железками, сверху — темно-зеленые , а у багульника крупнолистного (L. macrophyllum Tolm.) они снизу грыжевойлочные, сверху гладкие с незавороченным или полузавороченным краем.

Багульник подбел встречается только на Дальнем Востоке — в Приморье, Приамурье и на Сахалине, этот вид приурочен главным образом к морскому побережью. Растет на моховых болотах, по берегам рек, в еловых и лиственничных лесах, по увлажненным осыпям горных склонов и поднимается до гольцов. Цветет в июне ию­ле, плодоносит в августе.

Багульник крупнолистный распространен в Приморье, Нижнем Приамурье, на Охотском побережье, Камчатке, Сахалине и Курильских островах. Растет тоже на мохо­вых болотах, по краям осыпей в горах, в сырых заболо­ченных долинах, в сырых хвойных лесах по склонам гор, на гольцах в зарослях кедрового стланика, встре­чается массами. Цветет в июне, плодоносит в августе.

Химический состав изучен главным образом у багуль­ника болотного. В надземных частях содержится эфир­ное масло, имеющее одуряющий запах и жгучий вкус. Больше всего масла накапливается перед цветением, причем количество его в различных частях растения зна­чительно колеблется: в листьях первого года — 1,5— 7%, второго — 0,25—1,4%, в побегах первого года — 0,17—1,5%, в ветвях — до 0,25%, в плодах — 0,17%. Багульниковое масло ядовито и в тихую жаркую погоду вызывает головную боль.

Другие дальневосточные виды багульника в химиче­ском отношении почти не изучены. Известно, что багуль­ник подбел тоже содержит эфирное масло («Ядовитые растения лугов и пастбищ», 1950). Подробному фарма­кологическому изучению подвергался только багульник болотный (С. Д. Троценко).

Chamaedaphne calyculata (L.) Moench (семейство Ericaceae)  Хамедафне прицветничковая (Болотный мирт обыкновенный, ...)

Возможность отравлений связана с тем, что препара­ты багульника болотного применяются в качестве ле­карств не только в народной, но и в научной медицине Дополнительную возможность отравлений создают пче­лы, которые без вреда для себя берут нектар цветов багульиика( Есть данные о том, что «пьяный мед» пчелы берут с растения хамедафне болотная (Chamaedaphne calyculata). Во время ее цве­тения одна пчелиная семья приносит до 3 кг меда. За весь период цветения хамедафне сбор меда достигает 10—15 кг на пчелиную семью (Гутникова. 1970) ). В медицинской литературе нередко появля­ются описания случаев отравления багульниковым ме­дом. Значительное количество таких отравлении связано с медом, заготавливавшимся в Бикинском районе Хаба­ровского края. По данным В. М. Поповой и соавторов (1960), мед, отгруженный из Бикина в августе 1957 года, был причиной отравления свыше сорока человек. До­вольно много отравлений вызвал и мед заготовки 1958 го­да (Бауман и Шатаев, 1960). В других районах страны, где широко распространен багульник болотный, тоже встречались такие отравления. Так, П. М. Глушков (1966) сообщил об отравлении пяти человек, которых в мае 1964 года угостили на пасеке свежим сотовым ме­дом. У двух пострадавших, которые съели меда больше других, через час-полтора появилось головокружение, шаткая походка, тошнота, чувство разбитости. Спустя некоторое время у них началась многократная рвота и судороги в мышцах ног. Зрение ухудшилось: окружаю­щие предметы больные видели расплывчатыми. При ос­мотре отмечалась бледность кожи; лица у пострадавших были осунувшиеся, глаза запали. Обращала на себя внимание очень малая частота пульса: она доходила до 30—32 ударов в минуту при норме 60—80 ударов. Тем­пература тела была понижена до 35.5—35,7°.

Такое состояние сохранялось у одного из пострадав­ших 16, а у другого — 20 часов; признаки отравления прошли у них полностью только через двое суток.

Трое пострадавших, которые съели немного меда, пе­ренесли легко отравление, картина которого напоминала слабое алкогольное опьянение. Краткое описание тако­го отравления приведено в книге Н. В. Усенко (1965).

Подробное описание одного из наблюдавшихся слу­чаев тяжелого отравления имеется в работе В. М. Бау­мана и В. Ш. Шатаева (1960). Приводим его с некото­рыми сокращениями.

 

50-летняя женщина доставлена в больницу сантранспортом в 11 часов утра 27 февраля 1959 года. Со слов больной установлено, что накануне вечером она пила чай с медом (две чайные ложки).

При осмотра состояние тяжелое. Больная вялая, беспрерывно стонет, на вопросы отвечает невнятно, жалуется на головную боль. Кожа бледная, на ощупь холодная; температура тела 37 градусов. Значительная синюшность губ и кончиков пальцев . Зрачки сужены . Дыхание болезненное.  Пострадавшая отмечает, что с каждым вздохом «сводит верх живота» . Частота дыхания порой снижается до восьми в минуту.

Пульс ритмичный, слабого наполнения, 56 ударов в минуту, временами урежается до 32 ударов, причем становится настолько слабым, что почти не прощупывается. Артериальное давление 80/40 мм. Тоны сердца значительно приглушены.

Тонические судороги мышц рук и ног чрезвычайно болезненны. Они то исчезают под влиянием массажа и согревания грелками, то вновь усиливаются, особенно в ответ на световые, звуковые и нервно-психические раздражители (даже разговоры с больной приво­дили к усилению судорог). Одновременно с нарастанием судорог у больной появляется тошнота, ухудшается наполнение пульса.

После обильного промывания желудка состояние больной не улуч­шилось. По-прежнему у нее часто возникали судороги конечностей с одновременным ослаблением сердечной деятельности. Заметное улуч­шение наступило только на следующий день, однако в течение неко­торого времени у больной периодически вновь возникали судороги, сопровождавшиеся болезненностью в правой половине тела.

Пострадавшая выписана из больницы на восьмой день в удовле­творительном состоянии. Пульс при выписке был 78 ударов в минуту, дыхание — 18, артериальное давление — 140/70 мм ртутного столба. Больная еще и при выписке отмечала чувство общей слабости.

 

В случаях, анализированных В. М. Поповой и соавторами (1960), отравлению багульниковым медом разви­валось значительно более остро. Уже через 15—20 минут после употребления меда у пострадавших начиналось головокружение, жжение во рту и пищеводе, озноб, головная боль и слабость. У некоторых больных имели место судороги мышц нижних конечностей, у других — тошнота и рвота, у третьих — понос. По-видимому, эти симптомы могут сочетаться.

Нетрудно заметить, что описания отравлений, приводимые разными исследователями, немного различаются, Н. Д. Медведицкова (1969) сообщает, что у части больных нарушения зрения протекали несколько необычно: они воспринимали окружающие предметы как бы в ярком свете («пламя перед глазами»)

П. М. Глушков (1966) пишет об отсутствии у ядо­витого меда каких-либо отличительных признаков, осо­бенностей вкуса и запаха. По данным П. Д. Медведицковой, пострадавшие отмечали «изменения органолептиче­ских свойств меда, слабое пощипывание во рту и жже­ние по ходу пищевода».

М. Д. Медведицкова (1969) не смогла обезвредить мед ни путем кипячения, ни путем использования его для приготовления выпечных изделий. Пробы меда, быв­шие в распоряжении В. М. Баумана и В. Ш. Шатаева (1960), полностью обезвреживались после прогревания, В. М. Поповой и соавторам (1960) удалось путем одно­часового кипячении на водяной бане устранить токсич­ность трех проб меда из десяти обработанных (в трех пробах при этом токсичность несколько снизилась, а в остальных четырех — не изменилась).

Если различия в клинической картине отравления можно как-то объяснить особенностями реакции разных людей на один и тот же яд, то различия в «обезвреживаемости» меда одним и тем же воздействием требуют другого истолкования. По-видимому, в описанных случа­ях ядовитый нектар собирался пчелами не только с ба­гульника, но и с цветков других растений. Можно до­пустить возможность одновременного присутствия в меде нескольких ядовитых веществ, различающихся по устой­чивости к действию высокой температуры. Не исключена и возможность того, что в отдельных образцах меда при­сутствовало какое-то вещество, повышающее химиче­скую стойкость ядовитых продуктов. Разумеется, оба эти предположения нуждаются в детальной проверке.

Рассматривая возможности отравлений багульником болотным, нельзя не упомянуть также и о том, что до­вольно ядовитое и легко летучее эфирное масло этого растения, по-видимому. может накапливаться на поверх­ности ягод голубики (впитываясь в вещества, образую­щие на этих ягодах характерный сизый налет). Конеч­но, накопление значительных количеств эфирного масла возможно главным образом тогда, когда кустики голу­бики находятся в тесном соседстве с зарослями багуль­ника. Материалов о таких отравлениях в медицинской литературе нет. О возможности таких отравлений сооб­щается, например, в книге Н. В. Усенко (1969).

В легких случаях отравление багульником болотным проявляется главным образом резко повышенной сонливостью и общей слабостью. Обычно эти явления проходят сравнительно быстро без лечения, однако они могут приводить к тяжелым косвенным последствиям, Сонливость и связанное с ней замедление рефлекторных реак­ций опасны для тех людей, которым по роду работы не­обходимы напряжение внимания и быстрая реакция на изменение окружающей обстановки (например, водите­лям транспорта).

При более тяжелых отравлениях развивается тошно­та, рвота, повышенная потливость, учащенное сердцебие­ние. Кровяное давление понижается. Больные жалуются на чувство удушья, иногда довольно сильное. Достовер­ных случаев смертельных отравлений людей багульни­ком болотным в медицинской литературе не описано. Известны случаи гибели животных, отравившихся этим растением. У коз при этом возникали параличи кишечни­ка, матки, сердечно-сосудистой системы и дыхания (Гусынин, 1962). По-видимому, перечисленные эффекты свя­заны с чрезвычайно сильным угнетающим влиянием дей­ствующих веществ багульника на нервную ткань (осо­бенно на центральную нервную систему). Угнетение функции сердечно-сосудистой системы может быть и не­посредственным. Хорошо известная способность препаратов багульника болотного расширять кровеносные со­суды (Троценко, 1955, 1961; Полуэктова, 1962) может быть выявлена и в опытах на тканях, которые вырезаны из организма и, следовательно, утратили зависимость от центральной нервной системы.

Как и при других отравлениях, следует начинать оказание помощи с промывания желудка водной взвесью активированного угля. Дальнейшее лечение отравлений багульником сводится к борьбе с угнетением функции центральной нервной системы и кровообращения. Главными средствами можно считать камфору, кофеин, кордиамин. При значительном падении кровяного давления можно ввести мезатон. Мочегонные средства, вводимые при некоторых отравлениях, в разбираемом случае, по-видимому, не нужны. Во-первых, пока еще не известно выделяется ли почками хотя бы часть действующих веществ багульника, во-вторых, по данным Л. С. Полуэктовой (1962) , сам багульник оказывает сильное мочегонное действие.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.